Пятница, 24.11.2017, 01:06Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта

Категории каталога

О генеалогии [0]
О фамилии [6]
Происхождение фамилии, исторические корни места зарождения фамилии

Форма входа

Приветствую Вас Гость!

Поиск

Друзья сайта

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 34

Статистика

Каталог статейКаталог статей
Главная » Статьи » О фамилии

Кревский замок
Некоторые стереотипы настолько глубоко укоренились в нашем сознании, что нам никогда не приходит в голову хотя бы немного отойти от сложившихся шаблонов и посмотреть на некоторые вещи новым (свежим) взглядом. Так, например, мы привыкли считать, что только других регионах Европы — Англии, Шотландии, Чехии, Словакии, Румынии, Венгрии, Польше и др. сохранилось большое количество средневековых замков, об обитателях которых рассказывают множество красивых, романтических легенд. Эти замки всемирноизвестны, туристы из разных стран стремятся побывать там, чтобы «прикоснуться к истории», а заодно и облегчить свои кошельки.

Но и Беларуси, не смотря на все форс мажорные обстоятельства, до сих пор существует немало исторических мест, которые стоит увидеть самим и показать другим. Но мы традиционно считаем том, что у нас в общем-то почти и не было исторических памятников, заслуживающих хоть какого-то внимания, да и те в большинстве своем уничтожены во время первой и второй мировых войн. Так, находясь в плену этих стереотипов, мы позволяем времени и людям окончательно разрушить то, что могло бы стать предметом гордости белорусов.

Вот, например, что нам известно о замках и людях Беларуси? У всех на слуху — Несвиж и Мир, но ведь это далеко не вся история замков Беларуси! Мало кто знает, что в средние века Беларусь называли «страной замков». Через каждые 20 — 30 км стояли укрепленные города и местечки, под защиту которых собиралось окрестное население. Гродно, Новогрудок, Крево, Лида, Медники, Вильня, Троки. Михаилу Ткачеву, исследователю замков Беларуси, принадлежит теория о цепи замков, построенных в XIV в., в переломное для Беларуси время, вдоль границ древней беларуско-литовского государства на основных направлениях агрессии немецких рыцарей-крестноносцев.

Великое княжество Литовское, Русское и Жамойцкое — государство с многонациональным населением и различным вероисповедованием раздражало соседние государства. Поэтому его нужно во чтобы-то ни стало уничтожить, заставить принять христианство. Вся сила немецких рыцарей двинулась в крестовый поход против непонятного Княжества. Тогда на западных границах ВКЛ и была построена цепь замков, линия обороны, о которую разбилось немало немецких рыцарей.

В Великом княжестве, в отличие от соседней Московской Руси, не существовало запретов на строительство частнособственнических замков. Но первые каменные замки XIV в. принадлежали великому князю и, таким образом, были государственными. Да и цель строительства имели масштаб государственный: защитить страну от тех многочисленных бед, что несли с собой набеги рыцарей.

Строительство каменных замков было новым словом в белорусской оборонительной технике. До XIV в. замки Великого княжества представляли собой земляной вал с деревянным частоколом наверху и одной каменной оборонительной башней, как в Гродно, Берестье, Новогрудке…Новые замки представляли собой каменные четырехугольники с внутренним двором, башнями, бойницами, спусками, подземельями. Материал использовался природный: последний ледник оставил на нашей земле валуны, выдернутые из скандинавских гор. Из камней, что сносились крестьянами с окрестных полей, складывали фундамент и нижние части стен. Выше стены делали кирпичными.

Одни замки строились с использованием старых укреплений, но возвышениях как в Новогрудке, другие — на ровном месте, как в Крево, Лиде.

Остановимся более подробно на Крево и кревском замке.

ИЗ ИСТОРИИ КРЕВО

Современное Крево (рис. 1) — небольшая деревня, расположенная недалеко от Вильнюсского шоссе, нынешнее состояние замка — руины с остатками польской консервации 1929 г. на Княжеской башне (рис. 2, 3, 4, 5). Но имя этой деревни вписано в учебники европейской истории (замок в Крево, по сведениям ЮНЕСКО, имеет мировое значение).

В ливонских хрониках XIII в. Крево упоминается как центр Нальшан — государства балтско-славянского племени нальшев, соседки летописной Литвы. Великий литовский князь Миндовг, после смерти своей жены насильно взял себе ее сестру, не смотря на то, что та уже была женой нальшанского князя Довмонта. Довмонт отомстил за обиду, убив Миндовга и двух его сыновей. В начатой борьбе победителем вышел Войшалк (рис. 6) — старший сын Миндовга, а Довмонт вынужден был бежать. Он стал князем в Пскове, принял христианство, получив при крещении имя Тимофей. За защиту Пскова от крестоносцев был причислен к лику псковских святых, а история Нальшан на этом закончилась.

Началась история Кревского княжества.

В 1338 г. великий князь Гедемин (рис. 7) при разделе своих владений между семью сыновьями отдал Крево Ольгерду. После смерти Ольгерда Кревское княжество получил в наследство его сын Ягайла, тот, став польским королем, подарил Крево своему брату Александру-Вигунду. Но последний в 1391 г. был отравлен. После смерти Александра Кревское удельное княжество было ликвидировано, так как Александр не оставил после себя наследников, и вошло в состав Виленского воеводства ВКЛ.

В составе ВКЛ Крево имело статус местечка и право на самоуправление (или Магдебурское право). Но следует заметить, что право на самоуправление было ограниченным, так как местечко управлялось не магистратом, а старостами, назначенных великим князем. Кревскими старостами были представители таких известных родов как Гаштольды, Нарбуты, Осцики. А в 1566 г. этот пост получил московский князь Андрей Курбский, который в то время находился в бегах, спасаясь от гнева Ивана Грозного, хотя согласно Статуту ВКЛ иноземцы не имели права занимать должности, связанные с владением земли, Но великий князь Жигимонт Август решил, что такое положение дел будет соответствовать высшим государственным интересам.

Имело Крево и свой собственный герб с изображением шестиконечной звезды над золотым полумесяцем. Согласно геральдическим традициям такой герб получали за победу над врагом при свете звезд и месяца. Этот герб был распространен и среди татарских дворянских родов в кревских окрестностях, так как соответствовал мусульманской символике. О присутствии татар говорит и то, что одна из улиц Крева носит название Татарская. На протяжении нескольких столетий в Крево жили и евреи. О древности древней еврейской общины свидетельствуют еврейские кладбища с каменными памятниками и надписями на них на непонятном многим языке. Сохранилась и синагога с выложенной шестиконечной звездой Давида, построенная в стиле «модерн» в нач. ХХ в.

Крево, в принципе, было многонациональным и многовероисповедальным. Известно, что Ягайло был основателем костела святого Яна. Его соорудили из дерева. Но уже в 1448 г. он упоминается как каменный. Судьба костела св. Яна неизвестна. Существует предположение, что его разрушили татары, которые в XV в. не единожды сжигали Крево. И в 1636 г. упоминается уже другой кревский костел — Святой Анны. В 1936 г. был построен и освящен деревянный костел Божьей Матери. Закрытый, он в 1961 (по другим источникам в 1962 г.) переделан в госпиталь. Православные церкви, из которых сохранилась построенная в 1854 г. церковь Александра Невского. Памятники архитектуры классицизма и ретроспективно-русского стиля. С монотеистическими религиями соседствовало язычество. Например, Юрьева гора (рис. 8) — бывшее городище или капище. С четырех сторон на въездах в Крево лежали камни-обереги, которые должны были оборонять Крево от всевозможных эпидемий, один из них сохранился до настоящего времени.

После присоединения Беларуси к Российской империи Крево пришло в упадок. В польском географическом словаре XIX в., Крево упоминается как «бедное еврейское местечко на каменистой и безлесной земле».

Несмотря на бедность Крево славилось изделиями керамики. До начала ХХ в. использовалась техника задымления, а в нач. ХХ в. посуду начали глазуровать и раскрашивать. Коллекция керамической посуды из Крево находится в Музеи древнебелорусской культуры в Минске.

КРЕВСКИЙ ЗАМОК

Кревский замок построен великим князем Гедемином на рубеже XIII и XIV вв. Замок лежит в низине между высоких холмов в месте, где встречаются ручьи Кревянка и Шляхтянка. Неизвестно почему именно это место было выбрано для строительства замка. Ведь вокруг было много возвышений — естественных преград на пути врагов. Ручьи, также не могли служить надежной преградой, но, вероятно, наполняли водой замковые рвы. Возможно, выбор места строительства замка можно объяснить существованием на его территории пруда (рис. 9). Осажденным в замке необходимо было иметь постоянный запас воды. Как бы там ни было, но замок был построен именно там.

В кревском замке наметился постепенный переход от конструкций, основную мощь которых составляли стены, к таким, где башни приобретали головное значение (рис. 10).

Большая башня (так называемая Княжеская или башня Кейстута) в южном углу крепости имела три (по некоторым источникам — четыре яруса) и около 25 м в высоту. Она выдавалась за стену громоздким массивом, что увеличивало ее оборонительное значение, и служила как для обороны, так и для жилья. В плане башня была почти квадратная (10 х 11,5 м). На высоту трех метров она состояла из валунов, а в верхней части — из кирпича.

Вторая башня была чуть пониже Княжеской — 16 м. Каменная дорога вела от угловой башни к воротам в северной стене (в настоящее время эта стена почти полностью разрушена).

Крепостные стены образовывали в плане неправильный четырехугольник (рис. 11 — 12). Фундамент был углублен на 5 — 7 м: из-за болотистой почвы докапывались до твердой материковой породы. Исследователь замка, археолог Игорь Чернявский, заметил интересную особенность: при строительстве ров под замковый фундамент был обезвожен, так как камни тесно и аккуратно подогнаны один к одному, что было бы невозможно, если б валуны просто бросали в воду (рис. 13). А грунтовые воды возле замка стоят очень высоко — можно удивляться как древним каменщикам удалось обезводить ров глубиной в несколько метров. Первоначальная толщина стен превышала два метра. Некоторые валуны в основе кладки имеют метр в диаметре. Высота замковых стен достигала 13 м, а на уровне 10 м вдоль сцен тянулась боевая галерея, которая соединяла две башни, поставленные на рогах замка одна напротив другой.

Внутри замковых стен находилось поселение. Кроме пруда, здесь был деревянные дома, каменная дорога, всевозможные хозяйственные постройки. В замке постоянно жила княжеская дружина, а во время осады все окрестное население пряталось за стенами замка.

В Княжеской башне размещались княжеские покои (скорее всего на втором этаже, где были высокие и широкие окна и украшенные фресками стены. Третий ярус исполнял оборонительные функции. Только с третьего этажа, с боевой галереи существовал проход в башню — снизу попасть внутрь было невозможно.

В подземельях башни была тюрьма для пленных высокого ранга.

ЛЮДИ И ЗАМОК

У Кревского замка богатая история. Гедимин, Ольгерд, Ягайло, Кейстут, Витовт (рис. 14 — 17) — вот имена тех, кого судьба связывала с ним. После смерти Гедемина Великим княжеством стали управлять его сыновья Ольгерд и Кейстут. Обычно в исторической литературе их отношения показываются идилличными, как образец братского взаимопонимания. Вполне возможно, что внешне все это так и выглядело. Но госпожа политика, хоть и женского рода, но излишних сантиментов не любит и те, кто ей верно служит вынужден в своих действиях руководствоваться отнюдь не чувствами… Вероятно, так было и тут. Ольгерд использовал силы Кейстута в различных военных кампаниях и даже возложил на него всю тяжесть захвата власти после смерти Гедимина. Кроме того, Ольгерд прекрасно понимал важность позиции Кейстута — владельца западных земель княжества, которые были опорой в борьбе с крестоносцами. Кейстут, захватив Вильно, действительно, совершенно добровольно отдает и его, и великокняжеский престол Ольгерду как старшему. Но только ли поэтому? Как покажут дальнейшие события Кейстут не был лишен великокняжеских амбиций и после смерти Ольгерда на короткое время претворил их в жизнь. Но в 1345 г., при жизни Ольгерда это было невозможно. Уж слишком большая сила стояла за Ольгердом, а у Кейстута хватило здравого смысла передать брату Вильно и великокняжеский престол добровольно, так как в противном случае он сделал бы то же самое, но под воздействием силы. А так Ольгерд ставил его рядом с собою в пользовании государственной властью и результатами одержанных побед. Так братья делят власть и все вроде бы замечательно. Но Ольгерд умирает, а Кейстут более не желает ни с кем делить великокняжескую корону, даже со своим племянником Ягайлом, сыном Ольгерда. Но в 1382 г. Ягайло с помощью крестоносцев разбивает войско Кейстута. Сам Кейстут был схвачен и спрятан в ягайловой вотчине — Кревском замке. Здесь, в подземелье Княжеской башни, Кейстут был задушен приближенными Ягайлы. «И тамо в Креиве пятые нощи великого Кестутия удавили коморники князя великого Ягаиловы: Прокша, что воду подавал ему, а были и другие — Мостей брат (Гедька, кравлянин), и Кучук, и Лисица Жибентей». Кейстута привели в верхние палаты и задушили золотым шнуром от штор. Слуги Григорий и Омулич стали кричать. И тогда убийцы, испугавшись, выбросили убитого из окна… «Таки конец стал князю великому Кестутию». После этого случая Княжескую башню стали называть еще и «Башней Кейстута» (рис. 10).

Такая же судьба ожидала и сына Кейстута — Витовта, который попал в плен и удерживался в одном из помещений третьего яруса Княжеской башни. Спасла Витовта его жена Ганна, которой были разрешены свидания с мужем. Это она посоветовала мужу переодеться в платье одной из служанок, сопровождавших Ганну на свидания с Витовтом. Князь получил свободу и возможность продолжать борьбу с двоюродным братом, судьба же служанки неизвестна, но вряд ли ей сохранили жизнь.

Неизвестно, чем закончилась бы борьба двух братьев, если бы не события в соседней Польше. В 1382 г. в Польше умирает король Людовик. Сына, который мог наследовать власть он после себя не оставил. Да к тому же должность короля в Королевстве Польском была выборной. Претендентами на престол оказались жена Людовика Катерина и две дочки — Марыля и Ядвига. Два года продолжалась борьба за корону в Польше и, наконец, было решено возвести на престол младшую дочку, четырнадцатилетнюю Ядвигу. Ядвига была обручена с австрийским герцогом Вильгельмом. Но интересы государства требовали иного. Необходимо было, во-первых, оборонять Королевство от крестоносцев, во-вторых, необходимо было умилостивить Ягайлу, который повадился со своим войском нападать на польские земли, доходил даже до Кракова, грабил польские монастыри и потихоньку присоединял к ВКЛ приграничные польские земли. И Вильгельма выкинули из королевской резиденции ( по легенде, это произошло так быстро, что герцог вынужден был спасаться через окно), а Ягайла получил предложение стать мужем королевы Ядвиги и, естественно, королем Польши. А его приданным должно было стать Великое княжество Литовское. Ядвига была в печали. Говорят она любила Вильгельма, а Ягайла в ее представлении был «варвар характарам и пачвара целам», имел шерсть и хвост. Ведь в то время в Великом княжестве проживало много язычников, не исключено, что и сам Ягайло был язычником. По легенде, напуганная королева решила удостовериться в наличии или отсутствии звериных черт у Ягайлы и отправила доверенных послов, дав им тайное задание: сходить с Ягалом в баню и выяснить, так ли страшен литовский князь. Послы вернулись с ответом: хвоста нет и вообще «воблікам князь прыгожы и смуклы, росту сярэдняга, тварам доўгі, на ўсім целе няма ніякіх заган, трымаецца каралем». И Ядвига, наступив на горло своей любви, выходит замуж за Ягайлу (рис. 18).

Свадьбе предшествовало заключение унии — союз между королевством Польским и Великим княжеством Литовским. Уния была заключена в Крево в 1385 г. В августе 1385 г. Ягайла принял католичество, христианское имя Владислав и перебрался в Краков. Став польским королем он решил пойти на компромисс с Витовтом, оставив тому Великое княжество. Витовт становится великим князем, а Ягайло — польским королем.

Оставшись без хозяина, Кревский замок постепенно приходит в упадок. Еще в 1470 г. замок был назван в числе шести сильнейших крепостей ВКЛ. Но в самом начале XVI в., во время набегов крымских татар, замок был сильно поврежден. В 1519 г. его заняли московские войска, но вскоре они ушли из Беларуси. В 1526 г. немецкий дипломат Герберштейн так писал о замке: «Крево — пустой каменный замок рядом с местечком».

Потеряв свое стратегическое значение, замок уже не возродился. Во время войны XVII в. с Россией, Крево было разрушено, половина населения погибла.

Последний раз Кревский замок выполнял свою оборонительную функцию во время первой мировой войны. Через Крево проходила линия фронта, на два года поделив местечко на две части. Замок вошел в состав немецких укреплений. Не сладив с немецкими укреплениями с помощью обычных гранат, русские войска построили специальную узкоколейку и подвели к Крево корабельную артиллерию. Можно только представить, во что превратило замок оружие XX века! Много лет спустя археологи находят в руинах замка снаряды времен 1-й мировой войны. Жители Крево тоже внесли свою лепту в разрушение замка. Они разбирали замок на кирпичи. Остановил этот грабеж несчастный случай: одному из грабивших замок кирпич попал в лоб и убил на месте (рис. 19) (рассказать о похожем случае со студентом в Гальшанах).

ЛЕГЕНДЫ КРЕВСКОГО ЗАМКА

Есть у замка и свои привидения. Как ни странно они не имеют ничего общего с вышеизложенным. Никто в Крево не помнит ни про Кейстута, ни про Ягайло. Зато расскажут о провалившихся костелах, подземных ходах, ведущих аж в Вильно, и еще о заклятой деве-красавице, которую одни называют «княжной», другие — «королевой».

Утверждают, что после захода солнца, когда ночь вступает в свои права, замок оживает. Становятся слышны удары молото по наковальне, у входа в замок слышен лязг цепей подъемного моста. Если приложить ухо к стене, то можно услышать ржание и стук копыт лошадей и приглушенное покашливание. А в замковом дворе м, где вовсю властвует ночь, можно увидеть как снуют по стенам тени. Кажется, что какие-то мужики закатывают в ворота бочку, а в низине, у высохшей заводи стирает белье и поет какая-т женщина, одеяние которой отсвечивается то зеленым, то голубым.

Рассказывают, что когда-то в замке жили два князя. Оба влюбились в одну местную девушку. На дуэли один князь убил другого. Победитель признался девушке в своем чувстве и предложил ей руку и сердце. Девушка отказала, и князь, разозлившись, проклял ее и приказал слугам замуровать ее в стену замка. Сгоряча вместе с девушкой замуровали и ее собачку. Несколько дней из стены доносились стоны и собачий визг. Потом все стихло. Но с той поры стали замечать, что по ночам на замковом дворе кто-то гуляет с собакой. Обе неторопливо обходили замковый двор, а потом исчезали. Находились смельчаки, которые отправлялись поглядеть на красавицу-деву. Дева не оставалась равнодушной к смельчаку и, устремив на него свои очи, подзывала к себе. Она расставляла руки для объятий и страстным голосом звала. Иные поддавались на ее призывы — и плохо кончали, утром их находили с раздавленными костями…

У легенды есть продолжение. Освободить несчастную девушку от проклятия мог только противный человеческой нравственности поступок, какое-нибудь высшее святотатство. Ведь требовалось умилостивить нечистую силу…

Как-то дева попросила одного своего обожателя принести в замок все золото костела. Именно все золото, до последней мелочи! Взамен смельчак получал сундук золотых монет, а дева — вечную свободу.

Такой смельчак нашелся. Как-то ночью он проник в костел и собрал там все золото. Он не взял только маленький кий для тушения свечей, по причине сильной закопчености оного. Но шутить не могите с нечистой силой. Открыв дверь, вор хотел выйти, но на улице разыгралась страшная буря. Вор вынужден был остаться. За ночь он предпринимал не одну попытку выйти, но безуспешно. Пришлось ему явиться под стены замка с пустыми руками. Ему не удалось совершить греха, а девушка получила за свои советы заклятие еще на сто лет.

Если верить местным, то дева обитает в замке до сих пор. Но время не пощадило даже привидение. Теперь по двору замка прогуливается не красавица-дева с собачкой, а обрюзглая старуха в лохмотьях в сопровождении скелета собачки…

ЛЮДИ И ЗАМОК

Заклятая кревская дева — это всего лишь миф. А вот поступки уроженца Крево — Петра Гринкевича, достойны того, чтобы о них помнили многие поколения кревчан. Был Петр Гринкевич учителем и мечтал провести реставрацию Княжеской башни и сделать в ней музей, а в административных помещениях в пустовавших тогда зданиях молочного цеха и бывшей синагоги создать исторический заповедник. Но это было, что называется, для души, а для того, чтобы тело было в гармонии с душой он, например, добивался строительства в деревне магазина, столовой, крытой автобусной остановки.

И все же заветной целью его было восстановить замок. Он верил, что его деревня станет центром белорусского туризма, потому что находится как раз в середине так называемого «треугольника культуры»: Гродно — Вильнюс — Минск. И старался воплотить свою цель в жизнь.

Он вел переписку с библиотеками и архивами Литвы, России, Польши, Англии. Его интересы не ограничивались сведениями о памятниках старины. Он интересовался животным миром и растительностью Крево. После его смерти жена передала вильнюсской библиотеке университета им. Капсукаса 42 толстые тетради — рукописи, касавшиеся, в основном, истории Крево.

Петр Гринкевич родился в 1900 г. Во время 1-й мировой войны находился в беженцах в России. Школу закончил в Петербурге. Учился на отлично. Мог остаться в столице, но в 1917 г. вернулся в Крево. Привез из Питера целый чемодан книг. Гринкевич знал польский, белорусский, литовский языки. Но уважение односельчан заслужил не только своей ученостью. Нужда, раннее сиротство научили его милосердию: он умел выслушать и никому не отказывал в помощи.

Петр Гринкевич не пил. Говорят, чтобы не вызвать пересудов на этот счет, он носил с собой рюмку, величиной с наперсток. Когда приглашали к столу, пил исключительно из этой рюмки.

Был набожным, ходил в костел. Но с уважением о нем отзывались не только католики. Православный священник, обращаясь к своим прихожанам, не раз ставил им в пример католика Петра Гринкевича.

В последние годы жизни, будучи тяжело больным туберкулезом Гринкевич он пытался привести в порядок могилы русских солдат, погибших в Крево во время 1-й мировой войны. Когда-то могилы были обнесены деревянными оградами и обозначены крестами, на которых были прикреплены таблички с надписями и именами. Но, поскольку, за могилами никто не ухаживал, то все эти знаки и ограды были разрушены, могилы заросли кустами. Многие из них распаханы. Хотя и больной и в преклонных годах, он начал ставить на некоторых братских могилах каменные знаки с указанием даты захоронения солдат. Просил местную власть оказать помощь в этой работе. Но власть, как это часть бывает, не отреагировала на эту просьбу, и могилы сравнялись с землей.

Помнят в Крево и Василия Макра. Еще при царе этот человек отсудил у государства в пользу своих односельчан 300 гектаров пахотной земли. Землю разделили и построили на ней сотни домов. Именно тогда Крево и выросло до размеров города.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Такова вкратце история Крево — мало кому известного местечка в Гродненской области в настоящем, но с очень интересным и насыщенным всевозможными историческими событиями прошлым. Очень хочется, чтобы от этого прошлого не остались одни руины. Насколько мы были бы богаче и в духовном, да и в материальном смысле (ведь туристический бизнес приносит немалый доход в бюджет), если бы видели не на старых картинах и фотографиях, а, что называется на «уласныя вочы» все эти замки, дворцы, старинным парки и т.д. Ведь белорусская старина ни в чем не уступает европейской. Надо только поработать над ее пропагандой и восстановлением. Возможно, что в очередной раз не услышат нас, и еще один памятник белорусской старины «канет в лету». Но как писал Владимир Короткевич: «Хоць камарыны пiск, якi нiхта на пачуе, але няхай хоць так.Прынамсi пасля будзе слабое суцяшэнне, што i ты пiшчау, што не трымау рот на замку, калi трэба было падаць голас”.
Категория: О фамилии | Добавил: Lesja (20.01.2008)
Просмотров: 2607 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 5.0/2 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Copyright MyCorp © 2017 |